ПРАВОСЛАВНОЕ ПАЛОМНИЧЕСТВО В НАЧАЛО О САЙТЕ ИСТОЧНИКИ ОТЗЫВЫ ССЫЛКИ ВЗЯТЬ БАННЕР

Димитрий, святитель Ростовский

"Творения". Тт. 1-3. М., издательство сестричества по имя свт. Игнатия Ставропольского, 2005.

Св. Димитрий, во святом Крещении Даниил, по фамилии Туптало, родился в декабре 1651 года недалеко от Киева, в местечке Макарове. Отец его — Савва Григорьевич — сначала был полковым сотником, а остаток дней своих посвятил служению Церкви в звании ктитора Киево-Кирилловского монастыря, где и скончался 6 января 1702 года 103-х лет от роду. Мать его — Мария Михайловна — была благочестивая христианка…

Первоначальное воспитание отрок Даниил получил благочестивых родителей; потом обучался в Киево-Братской Коллегии и показал здесь как отличные успехи в науках, так и примерное благонравие. По необходимости, оставив училище прежде окончания в нем полного курса, семнадцатилетний Даниил Туптало, по влечению своего благочестивого сердца, 9-го июля 1668 года, постригся в монашество с именем Димитрия в Киево-Кирилловском Монастыре, где в то время был отец его ктитором…

Через 6 лет после того Черниговский архиепископ Лазарь Баранович вызвал Св. Димитрия в Троицкий Густынский Монастырь и рукоположил в иеромонаха 23 мая 1675 года, когда Св. Димитрию не было и 24-х лет от рождения. Лазарь Баранович — сам муж высокого ума и благочестия — по достоинству ценил ученость и добродетельную жизнь Св. Димитрия и потому благословил ему быть проповедником слова Божьего в Чернигове; и Св. Димитрий года назидал здесь верующих, как своим живым, исполненным духа и силы, словом, так и святостью жизни…

Дух благочестия и соединенное с ним желание исключительно предаться Богомудрым занятиям заставляли его не раз отказываться от почестей начальствования и увлекали его в уединение, чтобы беспрепятственно предаваться там Св. Богомыслию и изливать свою душу перед Богом в умилительных размышлениях. В этом благодатном состоянии духа Св. Димитрия, в этом его высоком и глубоком благочестии заключается главное начало и основание его безграничной любви к Богу и ближнему. Вся сила этой любви особенно выразилась в его сочинениях. Везде в беседах и поучениях Святителя господствует благодатный дух любви, простосердечия и благости душевной. Имея от природы нежное сердце, нрав кроткий, искренний и откровенный, он воспитал в себе эти качества подвижнической жизнью и, исполненный благодатью Христовою, сделался истинным младенцем во Христе. Поэтому и слово его, проникнутое пламенной и чистой любовью к Богу и ближнему, отличается особенной искренностью, простотой и чистосердечностью…

Слава о Св. Димитрии, как великом проповеднике, быстро распространилась по Малороссии и Литве, и обитель за обителью стала привлекать его к себе, чтобы воспользоваться его красноречивым назиданием. Потому Св. вития в течении пяти-шести лет то и дело переходил с места на место: проповедывал в Чернигове, в Вильно — в Монастыре Св. Духа, в Слуцке — в Преображенском Монастыре, в Батурине — в Николаевском Крупицком Монастыре. В 1681 году, по просьбе братии и желанию гетмана Самойловича, Св. Димитрий определен был игуменом Максаковской обители, что близ города Борзны Черниговской губернии. При поставлении на это игуменство Лазарь Баранович сказал Св. Димитрию: "Да благословит вас Господь Бог не только игуменством, но по имени Димитрия желаю Вам и митры: Димитрий да получит митру"… На другой же год (1 марта 1682 года), по благословению Преосвященного Лазаря, он перемещен был в Батуринский Крупицкий монастырь Св. Николая.

Но по любви к безмолвной и уединенной жизни, через год и 8 месяцев, он сложил с себя бремя игуменское и. по предложению настоятеля Киево-Печерской Лавры Преосвященного архимандрита Варлаама Ясинского, переселился из Батурина в Лавру (1684 г.). Здесь Святитель Димитрий начал свой бесценный двадцатилетний труд — составление житий святых, или Четьих-Миней. Предание сказывает, что Св. Димитрий, проживавший два года в Лавре для составления Четьих-Миней, когда приходил на Богослужение в Великую Лаврскую церковь, всегда становился в самом уединенном месте: в левой стороне притвора, перед иконой преподобного Антония Печерского, за гробницей с мощами всех Святых Киево-Печерских. Недолго, однако же, и здесь он мог пользоваться безмолвием и удобством для ученых занятий. Любовь к нему светского и духовного начальства опять возложила на него бремя правления. Гетман и Киевский митрополит Гедеон убедили Св. Димитрия снова принять на себя начальство в Николаевской Батуринской обители (15 января 1686 года). Здесь он, по благословению Всероссийского патриарха Иоакима, продолжал свой труд, начатый в Киеве, т. е. писал Четьи-Минеи, и — для большего удобства — устроил для себя маленькой домик близ церкви Св. Николая, который назвал своим скитом, и тут, в уединении, занимался своим любимым предметом…

Итак, в течение 20 лет Св. Димитрий преемственно был настоятелем пяти различных монастырей и два раза одного Батуринского. Каждый монастырь желал иметь его своим настоятелем и, так сказать, оспаривал его у другого. Так его любили и уважали! Другой бы на его месте, в таких молодых летах, при таких частых переходах с одного места на другое, пожалуй, мог развлечься или, при таких почестях, любви и уважении, мог возгордиться. Но не таков был Св. Димитрий: он сохранил полное самообладание и глубокое смирение. Восходя постепенно от силы в силу, более и более умудряясь во спасении и усовершаясь в духовной жизни, он созрел, наконец, в мужа совершенна!

Наступил 1701 год, когда Сибирский митрополит Игнатий Римский-Корсаков оставил свою паству, и Св. Димитрий, по требованию Петра 1-го и по указанию Варлаама Ясинского, должен был явиться в столицу для занятия упразднившейся митрополии. Тут он сказал Императору приветственную речь, в которой изобразил сходственные черты между царем земным и Царем Небесным, и вскоре за тем (23 марта 1701 года) рукоположен был в митрополита Тобольского и Сибирского, через Преосвященного митрополита Рязанского — Стефана Яворского. Высокой честью украсили смиренного архимандрита Северского, но оно было не по сердцу ему. Сибирь — страна суровая и холодная, а здоровье Св. Димитрия было слабое; Сибирь — страна далекая, а у Св. Димитрия было близкое к сердцу занятие — продолжение Четьих-Миней, которое возможно было только в центре тогдашнего просвещения, но никак не в глухой, далекой Сибири. Все это так беспокоило его, что он слег в постель. Мудрый и внимательный государь, узнав причину его болезни, назначил его в митрополиты Ростовские (4-го января 1702 года), на место умершего Иоасафа Лазаревича…

В Ростове Святителю Божию Димитрию суждено было пожить немного — всего 7 лет, 9 месяцев, 24 дня. Но и в такое короткое время он успел сделать много полезного для своей паствы, неусыпно бодрствуя для ее охранения и неустанно трудясь для ее улучшения. 
Совершив первую Божественную Литургию по прибытии в Ростов, Святитель произнес к новой пастве своей весьма содержательное, красноречивое и трогательное слово, в котором изложил взаимные обязанности пастыря и паствы. "Да не смущается сердце ваше о моем к вам пришествии: дверьми бо взыдох, а не прелазяй инуде; не исках, но поискан есмь, и не ведах вас, ниже вы мене ведаете, судьбы же Господни — бездна многа: тыя мя послаша к вам, аз же приидох, не да послужите ми, но да послужу вам, по словеси Господню: "Аще хощет в вас вящший быти, да будет всем слуга" (Мф. 20, 26)"…

Увидев великое нестроение во вверенной ему епархии, Св. Димитрий возгорел ревностью Илии и поспешил принять всевозможные пастырские меры к исправлению зла. Для пастырей, прежде всего, он написал два окружных послания, в которых с горестью обличал в небрежении к священному сану и излагал наставления об обязанностях пастырей Церкви. Эти послания во многих списках разосланы были священникам с тем, чтобы они списывали их для себя, чаще прочитывали и согласно с ними исполняли свои обязанности... Потом угодник Божий из собственных доходов устроил при Архиерейском доме училище, которое разделялось на три класса и содержало до 200 воспитанников. Здесь обращение Св. Димитрия с юными питомцами было чисто отеческое. Он часто посещал их, сам наблюдал за их успехами, предлагая им разные вопросы, нередко в отсутствии учителя принимал на себя его обязанности; в свободное от учебных занятий время объяснял им Св. Писание, а летом призывал их к себе в загородный дом — в село Демьяны, где толковал им преимущественно Новый Завет…

Для паствы своей Святитель сделал все, что только могла сделать пламенная, просвещенная любовь пастыря к пастве. Он беспрестанно объезжал ее из края в край, беспрестанно оглашал ее живым и действенным словом своим, беспрестанно —то угрожал, то умолял. 
В Ростове Святитель, к прискорбию своему, узнал о духовной заразе, и доселе, к общему несчастию Отечества, не прекратившейся, — узнал о расколе и с пламенною ревностью вооружился и подвизался против этого духовного недуга и ослепления. Для вразумения заблудших он написал рассуждение "Об образе Божием в человеке" и "Розыск о брынской вере"...

Беспрерывно поучая пастырей и паству свою словом, Св. Димитрий в то же время беспрерывно поучал их и жизнью своею. Ярко сияли христианские добродетели его, как в келий иноческой, так и на кафедре святительской; но особенно ярко сияли в жизни его — молитва, пост, смирение, нестяжательность, любовь к бедным и сиротам, и — постоянное трудолюбие. Несмотря на многочисленность своих занятий, Св. Димитрий находил время каждый день посещать храм Господень — для молитвы; каждый воскресный и праздничный день всегда сам совершал Литургию и сказывал поучение народу, если только болезнь не удерживала его, и, несмотря на слабость сил своих, всегда сам участвовал во всех крестных ходах — как бы далеко они ни были. Все его домашние обычаи проникнуты были молитвенным духом. Так, например, в случае болезни он не только сам молился, но имел обычай извещать о сем своих любимцев — воспитанников Ростовского училища — с тем, чтобы они — во здравие его — прочитывали молитву Господню по 5-ти раз в воспоминание пяти язв Христовых. — и ему становилось от того легче. А служителям своим, поучая их трезвости, честности и благочестию, говаривал: "Когда бьют часы, — вы при каждом ударе креститесь и читайте про себя: Богородице, Дево, радуйся"... Так время напоминало о молитве и вечности, а не о пище и сне.

Твердо помнил наш русский Златоуст: "Кто постится, тот с добрым духом молится" (57 беседа на Мф.)… и потому у него что день, то был пост, а на первой неделе Великого Поста он вкушал только один раз; один только раз вкушал он и на Страстной неделе, именно в Великий Четверток. Хорошо помнил Святитель Ростовский и слово Божие: "Всяк возносяйся, смирится, смиряяй же себе, вознесется" (Лк. 18, 14); и потому вся жизнь его и дела были полны смирения. "Не таков, как любовь твоя видит меня. Не благонравен, но злонравен, обычаев худых исполнен, и в разуме далеко отстою от разумных; дикий есть и невежа, а свет мой есть одна тьма и прах. Так писал о себе Святой и просвещенный Святитель другу своему — благочестивому иноку Чудова монастыря Филологу. Своими занятиями и трудами, доставившими ему славу, Св. Димитрий также не превозносился. Он говорил о них: "Пою Богу моему дондеже есмъ" (Пс. 103, 33). "Что-нибудь делать во славу Божию, делать долженствует, да час смертный не в праздности нас застанет"…

Св. Димитрий много, вероятно, получал по своему сану, много получал и от разных благодетелей и даже от особ Царственного дома, но что из всего этого осталось после него? Одно только архиерейское облачение, в котором он завещал похоронить себя, да несколько книг духовного содержания… "Приходивших к нему в келию не отпускал без назидания и благословения малыми иконами; все свои доходы употреблял на милостыню бедным, заботясь о вдовах и сиротах так, что у него не оставалось для своих потреб житейских. Нередко призывая к себе убогих и бедных, поставлял им трапезы и раздавал одежды; подобно Иову, он был оком слепых, ногою хромых и утешителем своей паствы. За такие дела любви и сам всеми верными сынами Церкви был любим", — говорится в житии его, помещенном в предисловии к 1-му тому сочинений его.

"Моему сану (которого не достоин), — писал Святитель к вышеуказанному иноку Филологу, — надлежит слово Божие проповедовать не только языком, но и пишущей рукой. То мое дело, то мое звание, то моя должность". И сколько сочинений написал он, доступных не только для пастырей, но и для пасомых!.. А двадцатилетний труд его — Четьи-Минеи —доселе остается неподражаемым и считается неоценимым сокровищем нашей православной Церкви! Многие черпали из Четьих-Миней и переводили их по частям; но все что-то выходит не то… Св. Димитрий писал даже мистерии — драмы религиозного содержания…

Силы его, изнуренные долговременными подвигами и непрестанными трудами, оскудевали более и более. В письмах своих он неоднократно упоминает о своих болезнях. "Часто изнемогаю, — писал он к Поликарпову почти за год до своей кончины, — и Бог весть, могу ли начатое совершить (летопись); понеже частыя мои недугования перо от руки пишущей отъемлют, и писца на одре повергают, гроб же очесам представляют. А к тому и очи, видя, мало видят, и очки не много помогают, и рука пишущая дрожит, и вся храмина тела близ разорения" (Письмо сие при Диарие). Святитель скончался 58-ми лет от роду, на 28-е октября 1709 года, через день своего тезоименитства…

За несколько дней до кончины Св. Димитрия царица Прасковья Феодоровна возымела намерение отправиться из Москвы в Ярославль на поклонение чудотворной иконе Пресвятой Богородицы, именуемой Толгской. Но так как, по случаю непогоды и осенней распутицы, путешествовать было очень неудобно, то эту икону повелено было из Толгской обители перенести в Ростов. Когда донесено было Святителю о скором прибытии в Ростов царицы с царевнами и о перенесении чудотворной иконы Богородицы, то он приказал позвать к себе своего казначея — иеромонаха Филарета — и между прочими распоряжениями объявил ему: 
"Се грядут в Ростов две гостьи — Царица Небесная и царица земная; только я уже видеть их здесь не сподоблюсь, а надлежит к принятию оных быть готову тебе, казначею".

Изнемогая от болезни, Святитель велел призвать к себе в келью певчих для пения им же самим сочиненных некоторых духовных песен… Он с умилением слушал певчих, греясь у печки. По окончании пения, отпустив всех певчих, Святитель удержал любимого из них, усерднейшего помощника своего в переписывании сочинений. Оставшись со своим любимцем один на один, Святитель рассказал ему о своей жизни, как он проводил в юности и в зрелом возрасте, как он молился Господу Богу и Пречистой Его Матери и всем Его угодникам; потом прибавил: "И вы, дети, молитесь так же". Наконец, сказал: "Время и тебе, чадо, идти в дом свой". А когда тот певчий, приняв благословение, хотел идти, Святитель, провожая его из кельи, поклонился ему едва не до земли и благодарил за усердие в переписке сочинений. Певчий содрогнулся, увидев такое смирение своего архипастыря, и с благоговением сказал: "Мне ли, последнему рабу, владыко святый, так кланяешься?" Святитель опять кротко сказал: "Благодарю тя, чадо", — и возвратился в келью, а певчий, заплакав, удалился. 
Проводив певчего, Святитель Божий и служителям своим приказал разойтись по своим местам, а сам заключился в особую комнату, как бы для покоя, и наедине предался пламенной молитве Богу... Утром 28-го октября пришли служители в келью и нашли его скончавшимся на коленях в молитвенном положении; душа его отлетела на Небо…

Через 43 года (в 1752 году, 21 сентября) мощи Святителя Димитрия найдены были нетленными и оказались чудотворными. По троекратном тщательном освидетельствовании их св. Синод 22 апреля 1757 года положил причислить Св. Димитрия к лику Св. Угодников Божих и праздновать память его 21 сентября — в день обретения Св. мощей, и 28 октября — в день кончины его... Императрица Елизавета Петровна устроила для мощей Святителя Димитрия богатую раку из серебра, вновь открытого в Колыванских рудниках; а потом императрица Екатерина II (в 1763 году), после своего царского венчания, пешком совершила путешествие из Москвы в Ростов для поклонения мощам Ростовского Чудотворца и переложения их в приготовленную раку, которую сама она изволила нести вместе с архиереями при обхождении вокруг храма.



Оцените: