ПРАВОСЛАВНОЕ ПАЛОМНИЧЕСТВО В НАЧАЛО О САЙТЕ ИСТОЧНИКИ ОТЗЫВЫ ССЫЛКИ ВЗЯТЬ БАННЕР

Петр (Серегин), иеромонах

"Шесть сотниц". М., храм Казанской иконы Божией Матери, 2003.

"Для меня отец - свет в окошке"

Три года назад по благословению нашего архиепископа Мануила вышел в свет "Дневник и поучения иеромонаха Петра Серегина". Имя этого удивительного батюшки, который служил в нашем городе с 1945 по 1954 год, мне было уже известно от монахинь Иоанновского монастыря.

Отец Петр Серегин родился в Пензенской губернии в благочестивой крестьянской семье. В юности зародилась в душе у него любовь к иноческой жизни. Свое предназначение он понял и записал в дневнике в 1919 году: "Спасение. Служение Православной Церкви. Семья". С глубоким усердием служил отец Петр в сане диакона. Во священники он был рукоположен в 1925 году. "Даруй ми послужить Тебе в преподобии и правде!"- запишет он в своем дневнике. После войны в течение десяти лет служил в Крестовоздвиженском храме Петрозаводска. В 1954 году отец Петр назначается духовником Пюхтицкого монастыря (Эстония). За три года до кончины иерей Петр принял монашеский постриг. В 1982 году, на 87-м году жизни, мирно отошел ко Господу. Я знала о том, что в Петрозаводске проживают дочь и внуки отца Петра. Мария Петровна Кучерова, дочь священника, милостью Божией согласилась рассказать о своем отце.

- Как ваша семья пережила 30-е годы?

- Маму мою, как жену священника, сослали в Вологодскую область. Меня, трехлетнюю, ей пришлось оставить. Нас с сестрой пытались растащить по разным детдомам. Но прихожане нашей церкви прятали нас по разным селам.

Папу взяли не сразу. Он поехал навестить маму, но его сняли прямо с поезда и отправили в пензенскую тюрьму. А оттуда он попал на Беломорканал, и он его честно строил... Мама вернулась в 34-м, папа освободился в 35-м и перевез нас в Повенец, там мы и жили до войны. Потом была война, наш отец дошел до Будапешта.

- Известно, что, возвратившись после фронта в Петрозаводск, он стал служить в Крестовоздвиженском соборе. Мне рассказывали, что в то время невозможно было купить ни Евангелия, ни молитвослова...

- Тернистый путь был у моего отца. Сначала все складывалось неплохо. После каждой службы отец непременно говорил проповедь. Он не составлял их, это были экспромты, как результат пережитого за литургией- от избытка сердца, так еще можно сказать. Однажды к отцу подошел человек и многозначительно сказал: "Там(!) считают, что ты слишком много говоришь". Понимаете, где "там"? Отец Петр ответил: "Хорошо, буду говорить покороче". Но, конечно, проповеди продолжал. "Враг" ополчился против него. Стали поговаривать, что, дескать, "скучен" батюшка, все только про грехи речь ведет, а он, что ни проповедь, все к покаянию призывал. Поскольку народ молитв не знал, он стал после вечерней службы читать молитвы. Как молиться? Молодые многие и "Отче наш" не знали. Ему тут же запретили: "Батюшка, дома молись, а в церкви не смей сверх положенной службы". И стали на него восставать. Жалобы писали. Маме письма подбрасывали: "Почто батюшку о Великом посте пельменями кормишь?" Какие уж пельмени, батюшка был настоящим аскетом!

- Каким батюшка был в семье?

- Он был священник, и этим все определялось, до сих пор живем его духовной силой. В 1952 году, когда у меня умерли два моих сына, мы с папой поехали в Печоры помолиться. По моим наблюдениям, папа тогда уже был занят умной молитвой. Нас принимал наместник монастыря архимандрит Пимен, будущий патриарх. Папа там много беседовал с владыкой Гавриилом, который был тогда на покое. Мне, конечно, не дано было знать, о чем они беседовали. Но позже владыка Гавриил написал письмо ректору Духовной академии: "Я считаю, что ему (моему отцу) нужно получить духовное образование. Перед вами редкостный тип священника". Дальше шла характеристика папы, которую мы и так знали: он был строгий постник и молитвенник.

В нашем небольшом и тесном доме были отгорожены уголки и у папы была своя "комната", поэтому от нас не было скрыто и то, как он плакал во время молитвы, неукоснительно выполнял правило. Когда он начал писать свои заметки, я стала их первой читательницей. В них писалось о том, как спастись. Вспомните, что это было за время: в церковь не ходите, детей не крестите, о Боге не говорите, то есть полный духовный голод, а тут проповедь о спасении души.

- У отца Петра были духовные чада?

- Конечно, я, например, помню его духовную дочь, доцента, биолога, которая приходила советоваться по поводу статьи о Дарвине. Перед этим она видела его во сне: плывет, бедный, по грязной реке и то вынырнет, то опять под воду уйдет. Но писать надо было, а против Бога идти она не хотела.

Много народа приходило к отцу за духовной поддержкой, а когда он стал духовником женской обители в Пюхтицах, духовных чад стало еще больше.

- Мария Петровна, расскажите о вашей матери, какой она была матушкой? Известно, что быть женой священника непросто. Как складывались взаимоотношения у ваших родителей?

- Моя мама, Анастасия Федоровна, была удивительной женщиной. Чем старше я становлюсь, тем больше перед ней преклоняюсь. Быть матушкой такого батюшки очень сложно. У нее была нелегкая жизнь. Она похоронила двух дочерей - 10 и 6 лет. Когда начались гонения, она была молода. Можно только догадываться, что ей пришлось пережить, находясь в ссылке, вынужденно оставив детей.

Трудно понять нам, мирским, жизнь жены священника, потому что его путь - это прежде всего путь ограничений. Таков же путь и матушки. И для моей матери это был смысл ее жизни, само дыхание. Когда в 1954 году отца перевели в Пюхтицкий монастырь, мама не проронила ни слова, хотя надо было оставаться одной с детьми. Надо так надо.

Много я видела на своем веку послушниц, но такой, какой была моя мама у папы, не видела никогда. Вот это было послушание! Мы же привыкли относиться к своим мужьям запросто.

Расскажите об особенностях характера батюшки.

- С виду он был строг, очень осторожен в эмоциях, чрезвычайно скуп на похвалу, но людей очень жалел. Нас же воспитывал в строгости и скромности. Он был нашим семейным духовником.

- Заставляли ли вас родители молиться?

- Нет, нас к молитве не принуждали, мы и не представляли себе жизни без молитвы. Однажды я в доверительном разговоре упомянула слово "подвиг". Папа очень внимательно и строго посмотрел на меня и сказал: "Чадо, помни слова старца: подвиг - это пирог, а ты поешь-ка хлебушка". Так что папа относился к нам очень строго, но и бережно.

- Расскажите о последних днях жизни ваших родителей.

- Последние годы отец Петр прожил как в затворе. Выйдет к нам иногда, посидит с нами за столом и опять к себе в келью уйдет. В последнее время даже не гулял. Он не дожил до 90 лет всего три года. Мама умерла гораздо раньше. Я помню, как папа отпевал ее. Несколько минут он стоял перед Престолом. Что он переживал в те минуты, нам не дано знать. Но вышел он из алтаря внешне спокойным.

Я об отце могу рассказывать бесконечно, для меня он - свет в окошке.

Беседу вела Ирина ЛАРИОНОВА

ИСПОВЕДАНИЕ ВЕРЫ

Биография иеромонаха Петра (Серегина), написанная его дочерью, Марией Петровной Кучеровой

Иеромонах Петр (Серегин) родился 21 августа 1895 года в селе Шуты Пензенской губернии, в крестьянской семье. Родители его были глубоко верующие люди. От них он унаследовал любовь к храму Божию. Отец его пел в церковном хоре. И сам Петр с детства любил богослужение, и даже играя, строил храмы.

В юные годы читал духовную литературу и пел с отцом на клиросе. Учился в сельской школе, но в основном занимался самообразованием. Впоследствии ему дано было место волостного писаря. С 1921 года служил псаломщиком Троицкого храма в родном селе. В 1922 году посвящен в сан диакона. В 1925 году епископом Нижне-Ломовским Филиппом (Перовым), управлявшим в то время Пензенской епархией, был рукоположен во пресвитера и определен к храму в соседней деревне Сияново.

В 1935 году окончился срок заключения о. Петра. Он освободился и перевез в Повенец всю семью. Церковь была закрыта, служить было негде, и священник, как и многие его собратья в те годы, работал в гражданском учреждении: сначала контролером электросети, а потом плановиком на судоремонтном заводе. В 1941 году началась война и о. Петр был призван в Советскую Армию. Несмотря на слабость здоровья, он участвовал в Великой Отечественной войне. Был удостоен нескольких правительственных наград. Семья его была из Повенца эвакуирована в Молотовскую область. Старший сын был оставлен на оборонной работе, а затем работал в Беломорске на судоремонтном заводе. И сразу после освобождения Петрозаводска с заводом приехал на восстановление города. Туда же из эвакуации вернулась и остальная семья. Окончание войны о. Петр встретил в Будапеште и оттуда вернулся к семье в Петрозаводск.

За многолетнее безупречное служение Церкви Божией о. Петр был удостоен церковных наград. В 1970 году по состоянию здоровья протоиерей Петр Серегин вышел за штат. Последние годы жизни он провел в уединении, молитве и духовном подвиге, готовясь к завершению своего жизненного пути. Превыше всего о. Петр ставил исполнение своего священнического долга

Он всю жизнь учил своих духовных детей и сам старался, не будучи монахом, создавать свой монастырь в душе, неся подвиги целомудрия, послушания и нестяжания. И Господь удостоил о. Петра принять постриг незадолго до его кончины (15 августа 1982 года). У иеромонаха Петра была небольшая слабость: с детства он любил цветы незабудки. И дай Бог, чтобы в сердцах его духовных детей расцветали "незабудки" чистоты, добра, кротости и любви к Богу.

Оцените: