ПРАВОСЛАВНОЕ ПАЛОМНИЧЕСТВО В НАЧАЛО О САЙТЕ ИСТОЧНИКИ ОТЗЫВЫ ССЫЛКИ ВЗЯТЬ БАННЕР

Тихон Задонский, святитель

1. Свт. Тихон Задонский. "Сокровище духовное, от мира собираемое". М., Правило веры, 2000. 2. Свт. Тихон Задонский. Т. 1, 3-5. М., Издательство им. Святителя Игнатия Ставропольского, 2003.

Святитель Тихон Задонский, епископ Воронежский и Елецкий (в миру Тимофей Савельевич Соколов), величайший светильник нашей Православной Церкви, родился в 1724 году в селе Короцке Валдайского уезда Новгородской губернии. Еще в младенчестве Тимофей лишился отца, сельского дьячка, и остался на попечении матери и старшего брата. Семья жила в жестокой нужде. "А как в доме было есть нечего, то я у богатого мужика во весь день, бывало, бороню пашню, чтобы только богатый мужик хлебом накормил", - вспоминал святитель...

В 1738 году одаренный юноша был зачислен в Новгородскую духовную школу при архиерейском доме (нищета, впрочем, и здесь не оставила Тимофея, и богатые ученики нередко посмеивались над ним, махая отопками лаптей на него и приговаривая: "Величаем тя". Однако впоследствии им же пришлось "кадилами кадить" владыке!). В 1740 году духовная школа была преобразована в духовную семинарию и способный ученик был переведен в нее. Учась в семинарии, он преподавал в ней греческий язык, а закончив учебу, стал преподавать риторику. Десятого апреля 1758 года будущий святитель был пострижен в монашество под именем Тихон. Осенью 1758 года он - уже иеромонах - читает лекции по философии.

В 1759 году отец иеромонах становится инспектором Новгородской семинарии, но в этом же году его перевели в Тверь, возвели в сан архимандрита и назначили настоятелем Отроча монастыря и ректором Тверской семинарии. В мае 1761 года архимандрит был рукоположен в викарного епископа Кексгольмского и Ладожского, а третьего февраля 1763 года епископ Тихон получил новое назначение - на воронежскую кафедру.

Однако святитель с детства имел слабое здоровье. Его горячее сострадательное сердце, исполненное безграничной любви к ближним, не выдерживало напряженных пастырских трудов и человеческих подвигов, в связи с чем епископ Тихон попросил себе увольнение от должности и удалился на покой в Задонскую обитель, где и прожил до конца дней

Исключительно тонкая, эмоциональная натура и ранимая душа святителя очевидно выказывались в его впечатлительности и своеобразной духовной и художнической нервности: во время Божественной литургии он так углублялся в размышления об Искуплении и Воплощении, что, по словам мемуариста, "иногда при многолюдственном собрании плакивал, рыдал даже".

Его келейник простодушно отмечает: "Бывало, даст мне строгий и правильный выговор, но скоро приходит в раскаяние и сожаление; чрез полчаса позовет к себе и даст либо платок, либо колпак или иное что... чем и давал знак одобрения и утешения". Ему вторит и другой келейник: "Сознавая чрезмерную свою горячность, начал он просить и молить Бога, дабы посетил его какой-либо болезнию, да так удобнее мог бы он смиренномудрию и кротости обучаться".

Желаемое исполнилось, и скоро смирение святителя стало простираться до того, что однажды, получив полунечаянную пощечину от настоятеля монастыря (раздраженного тем, что святитель задержал у себя одного из переписчиков), он упал в ноги самолюбивому и вспыльчивому монаху. Изумленный настоятель, быв устыжен сим поступком владыки, сам бросился перед Преосвященным на колени и просил прощения. Впрочем, владыка порой смирялся так, что, по воспоминаниям келейника, даже "от прислуги монастырской случалось немало терпеть ему".

По словам мемуариста, "он сказывал, что де временем в мыслях своих чувствовал, что всех бы людей обнимал и целовал, а иногда, бывало, ощущал в себе отвращение от всех; искушение сие и нередко чувствовал".

И вообще, утверждает келейник, "первые его разговоры были о вечности". Во время прогулок "дорогою все говорил... и все наклонял к вечности". У него и о смерти часты были мысли, более того, "также и гроб заготовлен был им до кончины его за четыре или за пять годов... На сей гроб... повседневно смотря почасту, с немалыми чувствами оплакивал он падение первого человека и всего рода человеческого... По таковом воображении с плачем и рыданием и воплем крепким отходил он в уединенную келью" и "от воображения двоякой вечности нередко слышим был во уединенной келье его вопль и рыдание с произношением гласного моления так: "Помилуй, Господи! Пощади, Господи! Потерпи, Благосте наша, грехам нашим! Услыши, Господи, и не погуби нас со беззаконьми нашими!.." И слышим был плач, аки плач друга о лишении умершего друга".

Это постоянное сосредоточение на страстях Христовых ("Он великой был страстей Спасителевых любитель", - утверждает келейник), особенная "жгучая" созерцательность ("обновление византийских созерцаний", по словам протоиерея Георгия Флоровского) приводили к частым видениям, и, как говорит мемуарист, "видения сии были ему немалым побуждением к лучшему выражению сочинений его".

Пребывая в Задонском монастыре, вспоминает келейник, "упражнялся он в богомыслии, рассуждая и умозрительно рассматривая суету и превратность мира сего; по прошествии года своего уединенного здесь пребывания начал он упражняться в сочинении душеполезных для всего христианского общества трудов своих". При создании книг никакими источниками, кроме Библии и некоторых произведений святителя Иоанна Златоуста, Преосвященный не пользовался. Впрочем, он был хорошо знаком с творениями преподобного Макария Египетского, святителя Василия Великого, блаженного Иеронима и блаженного Августина, хорошо знал и новейшую латинскую христианскую литературу...

Однако, по словам митрополита Евгения (Болховитинова), "главным источником" вдохновения "было ему слово Божие, собственный разум, долговременная опытность и размышление". Память у святителя была изумительная: Псалтырь он знал всю наизусть и читывал "с прикладными молитвословиями" Келейник отмечает: "Как я от уст его слыхал, да и по моему замечанию, когда что-либо я писывал у него, слово его столь иногда скоротечно из уст его проистекало, что я не успевал писать. А когда не столь Дух Святый в нем действовал, то от непрестанных его мыслей или от задумчивости отсылал он меня в свою келию, а сам, став на колени, а иногда крестообразно распростерт, маливался со слезами Богу о ниспослании Вседействующего. Признав же паки меня, начнет говорить так пространно, что я не успевал иногда рукою водить пера".

Скончался владыка тринадцатого августа 1783 года; двенадцатого мая 1846 года были обретены нетленные мощи святителя. Тринадцатого августа 1861 года епископ Тихон был причислен к лику святых.



Оцените: