ПРАВОСЛАВНОЕ ПАЛОМНИЧЕСТВО В НАЧАЛО О САЙТЕ ИСТОЧНИКИ ОТЗЫВЫ ССЫЛКИ ВЗЯТЬ БАННЕР

Как наставлять словом?

Мудрый сердцем прозовется благоразумным, и сладкая речь прибавит к учению.

(Притч. 16, 21).



От великой скорби и стесненного сердца я писал вам со многими слезами, не для того, чтобы огорчить вас, но чтобы вы познали любовь, какую я в избытке имею к вам.

(2 Кор. 2, 4).



Вы, духовные, исправляйте такового в духе кротости, наблюдая каждый за собою, чтобы не быть искушенным.

(Гал. 6, 1).



Не стыдно молчать, коли нечего сказать.

Кто молчит, тот двух научит.



Старайся говорить без тщеславия, ради Бога, не как учительница, а как сама учащаяся, и не старайся повлиять на них, это сделает Божия благодать, а твое дело смиренно и в простоте сердца говорить.



Есть обличение по злобе и мщению, и есть другое, по страху Божию и истине.

Если ты получил жребий учить о Господе, а тебя не слушают, то мысленно о сем скорби, а явно не возмущайся тем. Такой ради скорби не будешь осужден наряду с теми, кто не внимает тебе.

Во время беседы не скрывай того, что нужно и полезно для присутствующих; только приятное излагай прямой речью, а жестокое загадочной.

Которые не дали обета подчинения тебе, с теми не вступай в прю, когда они противятся истине, чтобы не вышла одна вражда, по Писанию (см. 2 Тим. 2, 23).

Кто с первого слова не послушает тебя, не принуждай того прением; но лучше на свою привлеки сторону ту прибыль, которую тот отверг. Ибо незлобие выгоднее для тебя, нежели исправность того.

Говорящий право должен и сам благодарить Бога, как от Бога приемлющий то, что следует говорить. Ибо истина есть дело не говорящего, но действующего (в нем) Бога.



Замечания делай, не давая пищи собственному самолюбию, соображая, мог ли бы ты сам понести то, что требуешь от другого.



Слово человеческое может быть изострено, как меч, и тогда оно будет ранить и убивать; и может быть умягчено, как елей, и тогда будет врачевать.

Кто творит то, чему поучает, у того дело его и малому слову сообщает великую силу.



Нам, проповедникам, надо только помогать действиям Божиим над сердцами человеческими, ловить их готовые расположения к покаянию и усиливать их.



Кротостью и спокойствием уст своих заграждай уста бесстыдству непокорных и заставляй его умолкнуть.
Благословляй всегда устами, и не будут тебя злословить, потому что от злословия рождается злословие, а от благословения благословение.

Друг, обличающий тайно мудрый врач, а врачующий пред глазами многих есть ругатель.

Что художник, который живописует на стенах воду и не может тою водою утолить свой жажды... то же и слово, неоправданное деятельностью.

Не преподавай другому то, чего сам не достиг, чтобы не было тебе стыдно себя самого, и, по сличении жития твоего, не открылась ложь твоя. Если же станешь говорить кому что-либо полезное, то говори в виде учащегося, а не с властью и бесстыдством, и наперед сам себя осуди и покажи, что ты ниже его, чтобы слушающим показать чин смирения, и побудить их выслушать речь твою, и приступить к деланию...

Когда пожелаешь наставить кого на добро, упокой его сперва телесно и почти его словом любви. Ибо ничто не преклоняет так человека на стыд и не заставит бросить порок свой и перемениться на лучшее, как телесные блага и честь, какую видит от тебя.

Когда встретишься с ближним своим, принуждай себя оказывать ему честь выше меры его. Лобызай руки и ноги его, обнимай их часто с великой честью, возлагай их на глаза себе, и хвали его даже за то, чего он не имеет. А когда разлучишься с ним, говори о нем все хорошее и что-нибудь досточестное. Ибо сим и подобным этому привлечешь его к добру, заставишь его чувствовать стыд от того приветствия, каким приветствовал ты его, и посеешь в нем семена добродетели. От такой, снисканной тобою привычки отпечатлеется в тебе добрый образ, приобретешь с себе смирение многое и без труда преуспеешь в великом. А сверх этого, если чествуемый тобою и имеет какие недостатки, легко примет от тебя врачевание, постыжаемый тою честью, какую ты оказал ему.



Всякое вразумление, при котором сам человек смущается в сердце, не угодно Богу, но происходит по действию дьявольскому и бывает смешано с самооправданием.

Если кто покажет брату своему путь, а сам вознерадит идти по нему - будет виновен.

Преподобный Варсонофий Великий (VI в.).



Никому не выставляй на вид каких-либо его недостатков, ни по какой причине.

Кто не принимает наставлений твоих, не говори их тому.



Когда ты видишь человека, жизнь которого зазорна, а речь убедительна, то вспомни беса, который в Священном Писании беседовал с Христом (Мф. 4, 3 и далее) и о котором Писание свидетельствует, что змий же бе мудрейший всех зверей, сущих на земли (Быт. 3, 1). Но в нем мудрость стала пагубной, поскольку не сопровождалась никакой другой добродетелью. Поэтому человеку верующему и благому следует мыслить о том, что даруется Богом; он должен говорить так, как думает, а делать так, как говорит.



Кто без страсти говорит о грехе брата, тот говорит о сем по двум причинам: или чтоб его исправить, или чтоб наставить другого. Если же говорит самому или ему, или другому без сей цели, то говорит или в оскорбление, или в поношение другому, а таковый не избежит оставления от Бога, но непременно впадет в то или в другое прегрешение и тогда сам, быв обличен и укорен другими, посрамится.

Поелику знание надмевает, а любовь назидает (1 Кор. 8, 1), то с разумом сопряги любовь, и будешь чужд надмения, будешь духовным домостроителем, и себя назидающим, и всех, приближающихся к тебе.



Обличать надо с кротостью, ибо грех делает человека бесстыдным, а обличение может ожесточить.



Если хочешь или думаешь вынуть сучец ближнего, то вместо врачебного оружия не употребляй бревно. Бревно это жестокие слова и грубое обращение; врачебное орудие есть кроткое вразумление и долготерпеливое обличение.



Слово гордое и злое направляет к злу и добрых людей, а слово смиренное и благое обращает к добру и злых людей.

Если, исправляя ближнего, движешься на гнев, то исполняешь свою страсть. Для спасения ближнего не должно губить себя.



Любовь сыщет слова, которыми можно созидать ближнего. Она представит способ, ум и язык твой направит, и дело это не требует красных речей.



Кто будет спрашивать у тебя совета, отказываться должно: "не знаю, что сказать".

Лучше предвидеть и молчать, чем говорить и потом раскаиваться.



Тот, у кого есть смирение, никогда не строит из себя учителя, он выслушивает [другого], а, когда спросят его мнение, говорит смиренно... То есть он говорит, как ученик. Тот, кто считает, что он способен исправлять других, имеет много эгоизма.

Если мы обличаем кого-то от любви, с болью, то независимо от того, понимает он нашу любовь или нет, в его сердце происходит изменение, потому что нами двигает чистая любовь. А обличение без любви, с пристрастием делает обличаемого зверем, потому что наша злоба, ударяя в его эгоизм, высевает искры, как сталь в зажигалке высекает искры из кремня. Если мы терпим нашего брата от любви, он понимает это. И нашу злобу он тоже понимает, даже если она внутренняя и никак не выражается внешне, потому что наша злоба вызывает в нем тревогу.

Слово, сказанное от интеллекта, не изменяет души, потому что оно является плотью. Души изменяет рожденное от Святого Духа слово Божие, обладающее божественной энергией.



Одни уцеломудриваются похвалами, другие порицаниями, если те и другие будут благовременны; но противоположные выйдут последствия, если они будут не вовремя. Одни уступают увещанию, другие выговору. Одни изглаживают свои недостатки, когда их обличают в собраниях, а другие когда их вразумляют втайне.



Лучше давать совет, не апеллируя к собственному духовному опыту, не ссылаясь на свой пример. И даже если мы имеем определенную пройденность пути и какие-то начальные сведения о том, что на нем поджидает, то пусть это будет сказано нами с некоторой отстраненностью от самих себя, с опорой на учение Церкви, на опыт духовной жизни вообще, а не только наш личный.

[ « Какова истинная любовь? ] [ Что плохого в том, что я осуждаю плохие поступки? » ]
Оцените: