ПРАВОСЛАВНОЕ ПАЛОМНИЧЕСТВО В НАЧАЛО О САЙТЕ ИСТОЧНИКИ ОТЗЫВЫ ССЫЛКИ ВЗЯТЬ БАННЕР

Истинно ли ваше милосердие? Действительно ли вы добрый человек?

Когда вы творите милостыню открыто, то не является ли тогда желание, чтобы вас похвалили за это и сказали бы вам: Какие вы добрые, не стремитесь ли вы тогда к тому, чтобы вас поблагодарили те люди, которым вы благодетельствуете, ибо, в случае неполучения от них благодарности, вы сами же после говорите: Какие они неблагодарные... Но такая благотворительность не имеет цены в очах Божиих... Она основывается не на любви к бедному, который остается где-то в тени, вдали, а на любви нас к самим себе, на желании славы, чести... И часто от такой нашей милостыни мы ничего радостного не чувствуем, не увеличиваем в себе никакого прироста добра. Как-то пусто и сухо на душе после нее...

Свщмч. Арсений (Жадановский), еп. Серпуховской (1874-1937).



Милостыни ради не должно входить в долги. В историях церковных нигде не видно, чтобы кто-либо и из примерных милостынелюбцев связывал себя долгами ради милостыни.



Непохвально делают и самолюбием страдают те, которые другим благотворят ради того, чтобы их любили, и здесь не ради имени Христова, но ради своей пользы благотворение бывает. Истинный христолюбец и нелюбящим его благотворит, внимая слову Христову: Просящему у тебя дай (Мф. 5, 42).
Сюда принадлежат и те, которые того ради дают милостыню, чтобы приемлющие молились Богу за них, ибо и здесь своя польза ищется, а не Христова честь и ближнего польза. Иначе бы не давали, когда бы не надеялись на их молитвы. Истинная любовь не ищет своего (1 Кор. 13, 5). И всякое дело от конца судится, то есть в Божию ли славу и ближнего пользу делается, или ради своей какой корысти.

Не всякое дело доброе есть истинно доброе, но только то, которое законно и ради доброй цели делается (см. 2 Тим. 2, 5). Ибо может дело внешне казаться добрым, но, когда для злой цели бывает, внутри в самом себе порочно. Так милостыня, терпение и прочее порочится, когда ради тщеславия бывает, и потому Богу неугодно таковое дело бывает. Как то Богу угодно может быть, что не ради Бога бывает? Поэтому дьявол, примечая сие, старается доброе дело в порок обратить, чтобы то, что внешне добрым показывается, внутри и в самом себе не было добрым, и так злой и лукавый дух и от добрых наших дел корысть и оброк себе тщится получить.



Кажусь я людям милосердым; но с точностью поверив себя, исследовав себя, нахожу в себе одну глупую личину милосердия. Милосердствует во мне тщеславие; милосердствует во мне пристрастие; милосердствует во мне кровь; но чтоб подвигала меня к милосердию заповедь Христова, чистая, святая, этого я не нахожу в себе. Когда же я, мрачный грешник, опомнюсь на краткое мгновение и пожелаю быть милосердым сообразно заповеди Христовой, то вижу, что должен учинить сердцу моему ужасное насилие.



Иной человек в обществе слывет за благочестивого, святого и праведного, нищелюбивого, сострадательного и тому подобное. Кто знает, может быть, это и правда. Но как присмотришься к нему ближе - в домашней его жизни, то невольно соблазнишься его делами: он угрюм, необщителен, скуп; вне дома питает чужих, а дома скуп для своих; вне дома сострадателен к чужим, а дома - дышит ненавистью и злобою на своих. Но что сказано в Писании: иже о своих, паче же о присных не промышляет, веры отверглся естъ и невернаго горший есть (1 Тим. 5, 8). Человек! Не противоречь сам себе и будь везде одинаково добр.

По хозяйской или, лучше, денежной гордости и непонятной злобе мы часто не хотим удостаивать речи питающихся от нас, враждебно относимся к ним, вместо того, чтобы нам более смиряться пред ними, как слугам их, по словеси Господню: кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою (Мф. 20, 26).



Чем дальше человек находится от нас, тем легче проявлять к нему любовь. Не так уж трудно совершать добрые дела, говорить слова любви тому, с кем мы встречаемся время от времени. Чем человек становится ближе, тем делать это сложнее┘ Никакая лютая ненависть не сравнится с той, которая порой царит между членами семьи, утратившими любовь.



Нигде не написано для милостыни занимать деньги и делать такое благотворение, за которым неминуемо следует смущение для тебя или для других.



Слова Отцов: никто не должен, оставя своего мертвеца, идти оплакивать другого, относятся к юным, ибо совершенным свойственно сострадать ближнему. Если же юный будет оказывать сострадание другому, это есть поругание демонов, ибо он несмысленно почитает того больным и бедствующим, а о себе думает, что он делает как бы доброе дело; гораздо же полезнее ему вовсе не заботиться об ином. И если вспомнит его в сердце своём или от других услышит о нём, пусть скажет: Бог да помилует меня и его!

Преподобный Иоанн Пророк (VI век).



Разве не называют все тщеславием то, когда кто, благодетельствуя чужим, презирает и не щадит своих?



У англичан есть такая пословица: Charity begins at home. По-русски: Милосердие начинается дома. Иногда мы ищем добрых дел на стороне, проявляем сердечность и участливость к тем, кого видим в первый раз. И это неплохо. Но лакмусовой бумажкой, по которой можно тотчас определить качественность свершаемого добра, служит наше отношение к домашним. Как трудно, оказывается, постоянно творить добро тем, кто живет с нами бок о бок!
Научись жить дома так, чтобы ни у кого из домашних не возникало ни огорчения, ни обиды на тебя. Вот это добро! Будь для них как мягкий воск, на котором отпечатлеваются все их разумные веления, просьбы и желания. Вот это добро! Будь как солнышко, чтобы каждого согреть, умягчить, ободрить, окрылить. Вот это добро! Почувствовав вкус к свершению маленького добра, мы мало-помалу начнем забывать о своем плохом настроении, о личных нестроениях, станем проще и чище, спокойнее и радостнее. И быть может, тогда Господь укажет нам поприще, подвизаясь на котором, мы сподобимся полноты вселения в нас истинного Солнца правды и любви, Христа.

[ « Откуда приходит радость? ] [ Вы жертвуете немалые суммы » ]
Оцените: