ПРАВОСЛАВНОЕ ПАЛОМНИЧЕСТВО В НАЧАЛО О САЙТЕ ИСТОЧНИКИ ОТЗЫВЫ ССЫЛКИ ВЗЯТЬ БАННЕР

Как вынести однообразие монашеской жизни?

Когда тебе скучно, так о смерти размышляй и о пришествии Христовом; помыслите, как будем по воздуху удержаны, и что будем отвечать на мытарствах. Молитвой занимайся и, как можно, принуждай себя к чтению; когда же всё сие исполнишь, то, кажется, некогда будет и скучать.

Когда будет на трапезе какой-либо недостаток или скорбь, тогда вспомните, какие нужды и скорби претерпевали святые, но за всё благодарили Бога!



Когда приходят скука и уныние, тогда нужно более пребывать в молитве, нежели в каких-нибудь других занятиях. Бедственно уклоняться от молитвы; уныние расслабляет душу и расточает сердце на взыскание земных удовольствий. Наше отечество небо, и потому неприличны нам мудрования земные.

Монах Георгий (Стратоник), затворник Задонский (1789-1836).



Что ты согрешаешь помыслами, за это Бог простит, когда каешься, а вот когда скорбишь, зачем не променяла сладчайшего Иисуса на мужика, за это потерпишь. Ты все представляешь, как муж кормил бы тебя блинами и тыквою, а обратной горькой стороны не хочешь видеть. И будто у мужа, какой бы он там ни был, больше сокровищ и наслаждений, чем у Творца неба и земли? Не ропщи!



На всякого христианина, но особенно в монастыре уединенного, находит скука, уныние, печаль и тоска. В таком случае должно обратиться к рассуждению о вечности, царствии небесном, муке вечной и прочем. Такое рассуждение всякое уныние и суету прогоняет. Также должно молиться, воздыхать и петь песни духовные, и так печаль и скуку победишь. Ибо лучше здесь все временное терпеть, а там вовеки веселиться, нежели здесь временно с миром гулять, и там вовеки мучиться. Рассуждай об этом.
Если унынию и скуке будешь поддаваться, то еще большее уныние на тебя восстанет, и со стыдом изгонит тебя из монастыря. А если будешь против него стоять и побеждать предписанным образом, то всегда после победы последует радость, утешение и большая духовная крепость. Всегда у подвизающихся бывает попеременно то печаль, то радость.



Монах всё время должен быть как бы в муках рождения, пока не придет в меру возраста совершения Христова. А пока еще жив наш ветхий человек, он и дает себя знать всякими страстями, тоской, унынием... и что теперь для такого человека отяготительно, впоследствии будет для него великим утешением, например, хождение к службам и утрени, тогда применимо будет к такому человеку псаломское слово: Возвеселихся о рекших мне: в дом Господень пойдем (Пс. 121, 1). Тогда уже в нем будет всё исполнено света и радования о Господе. Когда жена рождает, говорят, она терпит страшные муки, а когда родит, то уже не помнит от радости мук, что родился человек в мир. Этот закон рождения в муках наблюдается и в духовной жизни.



Пишешь, что иногда такая скука нападает, что не знаешь, что и делать. Скука бывает от безделья, а если ты занят и у тебя дело есть, то это не скука, а тоска нежеланная гостья монаха и живущего с монахами. Иначе называется она уныние - бес полуденный. Помнишь, говорится в Библии про Саула: И возмущал его злой дух (1 Цар., 16, 14). Давит душу тяжело, нужно, апатия в мир тянет, к людям. Монахов сей бес сильнее еще давит и душит, особенно кто поддастся ему. Ну, тогда хоть криком кричи, на стену полезай, волосы рви. И у-у, как лихо! Главное, тут молитва на ум не идет, бесчувствие, безвкусие духовное нападает. Нужно преодолеть себя, переломить, встать на молитву и класть земные поклоны с молитвою Иисусовою, а потом вслух по-церковному читать псалтырь кафизмы одну или две. Мне всегда это помогает. Миротворно и умилительно также бывает чтение в эти минуты про Страсти Христовы, особенно Гефсиманская ночь: Начал скорбеть и тосковать. Душа Моя скорбит смертельно (Мф. 26, 37-38). О! Господи, Господи! Сделай так, чтобы когда затоскуем мы по Тебе, Радости нашей, тосковали с Тобой бы.
Вас гнетет только бесенок полуденный, а нас, монахов, целый бесище. Только нюни-то тут и распусти, - он тебе покажет. А как разорешься на него, растопчешься задашь хорошую встрепку, небось струсит, сразу сбежит. Потом прогоню полуденного-то и начну ко Господу вопить... И дивно, непостижимо, неведомо откуда придет помощь, подкрепление и такая нежная, такая теплая, сладкая ласка, что ни на какие мирские радости и неги не променяешь ее. И не страшно тогда одиночество, и никого, ни знакомых, ни друзей никого не хочется видеть, хотя одни враги лишь кругом жили, и те не страшны.
Ты пишешь, что всё тебя оставляет тогда: молитвы нет, душа наполняется страстями, ум сомнением, сердце унынием, дух никнет. Это есть явный штурм души сатаною, страшный и жуткий, бывает и длительный. Подобные штурмы испытывали и великие святые подвижники. Помню, с Владыкой Арсением гостили на Угреши. Прав митрополит Макарий, он как раз переживал подобный штурм, он сказал нам: Помолитесь обо мне, трудно, тяжко, совсем никну, дух безнадежья полнейшего томит меня. И мы ничем не могли утешить, никак. Об этом безнадежье и туче писала схимонахиня Серафима. Она молилась о нем, и у него прошел этот дух безнадежья и никновения. Но зато на нее сугубо напал дух сей. Так что она криком кричала молитву Иисусову: Иисусе, Иисусе!!! Иисусе!! Христе!!! Иисусе Христе, Господи, Господи, Господи, Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, Сыне Божий, Господи! Иисусе Христе, помилуй, помилуй, помилуй мя грешную!

Свщмч. Серафим (Звездинский), еп. Дмитровский (1883ок. 1937).

[ « Для чего нужны скорби? ]
Оцените: