ПРАВОСЛАВНОЕ ПАЛОМНИЧЕСТВО В НАЧАЛО О САЙТЕ ИСТОЧНИКИ ОТЗЫВЫ ССЫЛКИ ВЗЯТЬ БАННЕР

Вам мешают познания в дарвинизме (эволюционизме). Подтверждается ли теория Дарвина?

Из хорошей обезьяны не сделаешь и плохого человека.

Русская пословица.



Разве Бог не мог создать Свое совершенное творение человека сразу, без обезьяны? Ведь созданию человека Он посвятил целый творческий день! Или сперва ему надо было подобрать запчасти?..
То есть что же: по теории эволюции получается, что предком Христа была обезьяна? Какое богохульство! Но сторонники этой теории не понимают, что они богохульствуют. Они швыряют камень и, не глядя на то, сколько голов этим камнем будет разбито, хвалятся: Я бросил камень дальше других.



Во-первых, надо сказать, что теория Дарвина является гипотезой, так как очевидных доказательств она не имеет. На памяти человечества ни один вид никогда не переходил в другой и нового вида в природе не создалось. Мы можем говорить только о разновидностях, но не о качественно новом виде.

Согласно теории Дарвина, три принципа - приспособление к окружающей среде, внутривидовая борьба и способность к размножению - обуславливают эволюцию. Но мы видим нечто парадоксальное: этими качествами обладают в наибольшей степени не высшие существа, а низшие - грибки и растения, размножающиеся посредством спор. Легче всего приспосабливаются к окружающей среде как раз они. После извержения вулканов, после наводнений или, наоборот, в пустыне, когда долго нет дождя и она превращается в мертвое поле, более высокоразвитые существа вымирают, а остаются жить (сохраняют жизнеспособность) существа примитивные. Также эти примитивные существа обладают, по сравнению с высокоразвитыми, лучшей способностью к размножению. Таким образом, если исходить из трех принципов дарвинизма, то жизнь должна была бы остановиться на уровне грибков и спор. Это был бы оптимальный вид живых существ, приспособленных для обитания на Земле. Таким образом, из этих трех принципов никак не вытекает возникновение более сложных и потому более "хрупких" и более "нежных" по отношению к окружающей среде существ.

Далее: теория Дарвина казуальна, то есть основана на случайностях. Случайно у какого-то существа появляется новый признак. Если этот признак полезен (дает ему новый шанс и возможность выжить в настоящих условиях), то этот полезный признак закрепляется за данным существом и передается по наследству. Можем ли мы быть удовлетворены таким решением вопроса, оправдано ли оно? Мы знаем, что органы бывают полезны только тогда, когда они развиты; находясь же в зачаточном состоянии или будучи недостаточно развиты, они не оказывают никакого благоприятного воздействия, не дают преимущества, наоборот, являются бременем для организма.

Например, у какого-то существа, которое эволюционно должно стать птицей, вырос некий отросток - на месте будущего крыла. Сама теория Дарвина отрицает появление крыла сразу, она говорит о постепенном превращении чего-то в крыло. И вот у существа, неизвестно почему (по какой-то аномалии) появился отросток, из которого потом развилось крыло. Какое отношение этот отросток может иметь к выживанию этого индивидуума? Никакого. Он не будет ему полезен. Наоборот, этот отросток будет еще мешать ему в борьбе за существование: настигать добычу, убегать от врага и т. д. И почему, возникнув, он должен остаться? Как случайно он возник, так же случайно - в других поколениях - он должен и исчезнуть. Это второе возражение против дарвинизма, на которое дарвинизм ничего еще не смог ответить.

Говорят и о так называемых остаточных (рудиментарных) органах - одном из положений дарвинизма. То есть, в человеческом теле есть органы, которые уже не функционируют, и это доказывает, что когда-то человеческий организм был иным. Однако мы не можем удовлетвориться таким объяснением.

В прошлом веке ученые-эволюционисты находили в организме человека около ста восьмидесяти органов, которые, по их мнению, были совершенно бесполезны. Однако большинство из них оказались органами внутренней секреции, без которых жизнь человека вообще невозможна. Поэтому здесь нужно ставить вопрос по-другому. Во-первых, не все функции органов нам достаточно хорошо известны; во-вторых, человеческий организм имеет так называемые резервные органы.



Дарвинисты говорят: мы открыли два великих фактора в природе - закон борьбы за существование и закон естественного отбора, которые проливают свет на тайну мироздания и, во всяком случае, естественно и просто объясняют всю красоту и удивительную целесообразность видимого мира, заставлявшую прежнего человека видеть во всем этом какое-то чудо и преклоняться пред ним. Но так ли это? Объяснили ли вы три основные великие чуда - это появление материи, появление жизни и появление разумного существа среди животных. Первый вопрос вы даже не затрагиваете, принимая материю как нечто вечно существующее. Что касается второго чуда - появление жизни, то здесь опять мы не находим в вашей теории ответа. Непроходимая пропасть, отделяющая живой мир от мира неодушевленного, нисколько не сделалась менее глубокой от Дарвиновской теории. Переход от материи к жизни вами не найден. Что общего между комком мертвого белка и живой, организованной клеточкой. Там, в первом, - вечный покой, здесь - жизнь, вечное движение.
Мы можем, правда, заставить атомы материи двигаться, соединяться в более сложные тела до белков включительно, но сделайте, чтобы этот белок сам превратился в химическую лабораторию, сам стал вырабатывать в себе силу разумную, дающее движение разумное, целесообразное, направленное к поддержанию индивидуума и потомства. Это человеку невозможно, здесь необходимо допустить присутствие особой разумной Силы. Вы отрицаете качественную разницу, разницу по "существу" между животными и человеком, а признаете только разницу количественную, смотрите на человека, как только на высшее по организации животное (homo), и ищете и надеетесь найти со временем переходные формы между высокоорганизованными животными и человеком. Вы говорите, между высшими обезьянами и первобытным дикарем больше сходства, чем между тем же дикарем и современным европейцем. Но так ли это? Если бы это было верно, то вполне естественно и логично было бы изменить существующую классификацию и отнести некоторые наиболее дикие народы к роду обезьян, а не к роду homo - человек. Однако это, кажется, не приходило в голову ни одному естествоиспытателю. Очевидно, следовательно, что в этом рассуждении взят какой-нибудь несущественный признак, только внешнее сходство, существенным же признаком, отличающим каждого самого дикого человека от самого совершенного животного, является присутствие в человеке особого духовного начала, которое проявляется тремя признаками - религией, философией и нравственностью - альтруизмом. Эта разница качественная, существенная, и никакие переходные формы здесь немыслимы. Найдите мне животное с религией и народ без религии. Не найдете, точно так же, как не найдете животное, способное любить своего врага, не того человека, который его кормит, но который его бьет...
Открытые Дарвином законы имеют место в природе, но их значение очень ограниченное, частное, а отнюдь не то общее, какое хотели им предать. Сам Дарвин, по-видимому, вначале сознавал это и назвал свою теорию скромным названием "Теория происхождения видов", а не родов и классов, то есть теорией, объясняющей происхождение пород. Но уже потом последователи этой теории, а отчасти и сам Дарвин по свойственной человеку способности увлекаться своими открытиями, увлеклись и без достаточных оснований слишком смело обобщили частный, сравнительно мало значащий факт. Это теперь сознается уже многими мыслителями и натуралистами. Очень поучительной и назидательной в этом отношении является вышеупомянутая статья Эд. Карпентера "О современной науке"...
Вот что дословно пишет автор статьи: "Надо признаться, что теперь после многолетнего расцвета науки, несмотря на поклонение, ею вызываемое, и на упование, что наконец-то старый мир попадется в ее тщательно расставленные сети, именно теперь наука почти во всех своих отраслях заблудилась в безвыходном лабиринте; наука потерпела неудачу, потому что она пыталась все исследования природы обосновать исключительно на почве рассудка, пренебрегая остальными основными задачами, необходимо входящими в нее. Она потерпела неудачу, потому что предприняла невозможную задачу, ибо найти и точно обосновать рассудочное изображение мироздания невозможно, - такое ограничение достоверности науки признано большинством мыслителей, занимавшихся этим вопросом". О теории Дарвина он выражается так: "безнадежная недостаточность Дарвиновой теории выживания наиболее приспособленных особей..." и заканчивает свою статью следующими словами: "может быть, в один прекрасный день будут завершены те яркие облачения, в которые драпируется современная научная теория (имеющая ту особенность, что только ученые могут ее видеть), и когда, как ожидается, человечество будет торжественно шествовать в этом новом облачении на удивление всей вселенной, какой-нибудь ребенок, как в Андерсеновской сказке о новом царском платье, вдруг с порога своего дома закричит: "да на нем нет ничего", и среди некоторого общего смущения все увидят, что ребенок был прав"...
Теперь перейдем к положительным доказательствам. Возьмем пророчества. Может ли просто человеческий ум предсказать за несколько столетий какое-либо историческое событие со всеми его подробностями, как это предсказано в пророчестве о всей жизни Иисуса Христа, о судьбе еврейского народа, о судьбе различных древних городов?!...
В этом отношении очень поучительна книга Кейта "Доказательства истинности христианской веры, основанные на пророчествах". В этой книге, кроме пророчеств о пришествии Мессии, рассматриваются еще пророчества, касающиеся судьбы различных народов и древних городов, причем путем сопоставления их с научными исследованиями доказывается, что все пророчества этого рода исполнились с буквальной точностью, как исполнилось пророчество Христа о разрушении Иерусалима и Иерусалимского храма. "Не останется камня на камне", - сказал Иисус Христос, и действительно, история гласит, что император Адриан в конце концов, после нескольких попыток евреев восстановить город, велел вспахать, пройти плугом все то место, где был древний город, в знак совершенного уничтожения города, основав на развалинах римскую колонию "Элия Капитолина"...
А откровения? Например, откровение апостолу Павлу, о котором он сам лично рассказывает в различных местах своих Посланий, и которое произвело коренной переворот в его убеждениях и жизни. Тысячи подобных откровений написаны и переданы потомству различными лицами, вполне заслуживающими доверия, мало того, лицами святыми, то есть настолько высоко стоящими в нравственном отношении, что всякая ложь в их устах является немыслимой, невозможной...
А вся духовная жизнь человека, которая есть вечная борьба двух начал - доброго и злого! Откуда это? Откуда зло и откуда добро? Это не праздный вопрос, а вопрос, занимавший умы великих людей и философов. Этим вопросом интересовался мыслитель Вл. Соловьев и путем философских соображений пришел к заключению, что зло и добро не только идея, понятие, а реальная сила, действующая вне нас...
А вся наша внешняя жизнь разве не вечное чудо, ряд необъяснимых явлений и фактов? Сегодня ты богат и славен, завтра - сгорело все твое имущество, и ты стал нищ, жалок. Сегодня ты здоров и крепок, поражаешь всех своим умом и красотой, завтра лопается у тебя какая-то кровеносная жилка или попадает злокачественный микроб, и ты лежишь на столе "бесславен и безобразен" или на всю жизнь становишься калекой, уродом. Откуда, как, зачем, почему?- спрашиваем мы невольно и, не будучи в состоянии дать себе определенного ответа, говорим: "так решила судьба", тем самым признавая и Бога, и Промысел Его.
С узкой, земной, современной точки зрения, многое здесь может показаться простой случайностью, действием неразумной слепой судьбы, но взгляните на все это глубже с другой, более широкой точки зрения, обнимающей не только одну нашу земную жизнь, и вы ясно усмотрите во всем происходящем руку всемогущего и премудрого Создателя.
А нетление тел святых угодников Божиих? А множество чудесных исцелений, проистекающих и в наше время от них и от чудотворных икон, и другие свидетельства милости и благодати Божией!..
Здесь мне невольно припоминается один факт, имевший место в Москве в конце прошлого столетия, в то время известный из газет, вероятно, всей читающей России. Я говорю о чудесном исцелении благодатию Божиею одного из доцентов Московского университета от сикоза бороды - особой болезни кожи - воспаление кожных мешочков, заключающих в себе корни волос. Так вот этот приват-доцент, известный всему московскому ученому миру, в течение продолжительного времени тщетно лечившийся у всех русских и заграничных знаменитостей от своей мучительной болезни, наконец, измученный, разочарованный, идет по совету кого-то к простой женщине, которая предлагает прийти с ней вместе на другой день в храм Божий и помолиться. Больной в точности исполняет сказанное, и болезнь чуть ли не на другой день бесследно исчезает. Все это случилось на глазах московского ученого мира, обычное в подобных случаях отрицание, недоверие к самому факту ("что-нибудь да не так") было невозможно. Факт установлен твердо, надо было его так или иначе объяснить, и вот собирается по этому поводу заседание общества невропатологов и психиатров. Здесь все объяснили двумя словами "нервное" и "гипноз". Решили, что и сикоз может быть на нервной почве, а раз нервы - то всякое излечение следует объяснять гипнозом. Наконец, у приват-доцента болезнь через некоторое время возобновилась, вероятно, потому, что вместо уверования и благодарения он начал сомневаться, и человеческий гипноз оказался совершенно бессильным.
Конечно, если так относиться к фактам, то не может быть и речи о чудесных исцелениях: все "нервы", все "гипноз" - нервная чахотка, нервный рак, нервный ревматизм, нервный катар желудка...

[ « Для меня в этом мире уже нет тайн ] [ Хотите покончить самоубийством » ]
Оцените: