ПРАВОСЛАВНОЕ ПАЛОМНИЧЕСТВО В НАЧАЛО О САЙТЕ ИСТОЧНИКИ ОТЗЫВЫ ССЫЛКИ ВЗЯТЬ БАННЕР

У меня такие большие грехи, что не отмолишь

Когда беззаконник обратился от беззакония своего и стал творить суд и правду, он будет за то жив.

(Иез. 33, 19).



Как отец милует сынов, так Господь помиловал боящихся Его. Ибо Он знает создание Свое, помнит, что мы - прах земной.

(Пс. 102, 13√14).



Приходящего ко Мне не изгоню вон.

(Ин. 6, 37).



Итак, если вы, будучи злы, умеете даяния благие давать детям вашим, тем более Отец ваш Небесный даст блага просящим у Него.

(Мф. 7, 11).



Кровь Иисуса Христа, Сына Его, очищает нас от всякого греха.

(1 Ин. 1, 7).



Если мы неверны, Он пребывает верен, ибо Себя отречься не может.

(2 Тим. 2, 13).



 Повинную голову меч не сечет.

Господи помилуй! не тяжело говорить и легко носить.

Господи помилуй не тяжело говорить, только было бы за что миловать.



Согрешившим не следует отчаиваться. Да не будет сего. Ибо мы осуждаемся не за множество зол, но за то, что не хотим покаяться и познать чудеса Христовы...



Блажен ты, брат, если действительно ощущаешь, что имеешь грехи, ибо кто ощущает их, гнушается ими и всячески удаляется от них.



Диавол, прежде греха, представляет Бога милостивым, но после греха, правосудным. Это есть его хитрость. А ты напротив делай. Прежде греха представляй себе правосудие Божие, чтобы не согрешить: когда же согрешишь, помышляй о великости милосердия Божия, чтобы не впасть в отчаяние Иудино.

Злой и коварный дух хочет привести кающегося к отчаянью. В таком случае можно злому духу отвечать: Ты клеветник, и уже осужден, а не судья; суд же предан Христу, Который пришел в мир грешников спасти, в Которого и я верую, и надеюсь благодатью Его спастись. И должно к молитве обратиться и утвердить себя Божиим милосердием, которого никакой грех победить не может.

Грешнику не должно оставлять молитвы из-за грехов своих. Ибо, если думаешь, что ныне недостоин к Богу с молитвою приступить, то когда достоин будешь? Когда это достоинство будет? Когда себя освятишь, оправдаешь и чем? Откуда святость и правда наша? Христос оправдает. Кто праведен перед Богом? Все согрешили и лишены славы Божией (Рим. 3, 23).

Когда ты во грехах жил и грехами Бога прогневлял, Бог не хотел тебя, ради благости Своей погубить, но терпел тебя, ибо таким образом благость Его на покаяние тебя вела. Ныне ли захочет погубить тебя, когда ты престал от грехов? Когда ты воле Божией противился, миловал тебя Бог, - ныне ли не помилует тебя, когда хочешь и стараешься волю Его творить?

Сколько бы грехов ни было у кого, и как бы велики ни были, у Бога милосердия еще более, потому что, как Он Сам бесконечен, так и милость Его бесконечна.



Кровь Иисуса Христа сильна очистить нас от всякого греха, лишь бы только наше покаяние сопровождалось твердою верой в Божественность Его, распятого за нас, и крепким упованием на искупительную силу принятой Им за грехи человеческие крестной смерти. Чем спаслись разбойники, блудники, мытари и другие тяжкие грешники? Не слезным ли покаянием, соединенным с верою в Искупителя и надеждою на милосердие Божие? Напротив, отчего погибли братоубийца Каин и Иуда-предатель? Оттого, что отчаялись в прощении грехов своих. А значит, губит человека не великость грехов, но нераскаянное и ожесточенное сердце.



Помни, что Христос умер за грешных, а не за праведных.

Как от всякой болезни есть врачевание, так и всякому греху есть покаяние.

Когда вся совокупность творения оставила и забыла Бога, усовершенствовавшись во всяком лукавстве, по своей собственной воле и без просьбы со стороны людей сошел Он до их жилищ и жил среди них в их теле, как один из них, и с любовью, которая превыше знания и слова всех тварей, Он умолял их обратиться к Нему и показывал им то, что относится к преславному сотворению мира грядущего, Он, Который еще прежде сотворения миров намеревался даровать твари такие блага! Он простил им все грехи, которые они раньше сотворили, и подтвердил истину этого примирения посредством убедительных знаков и чудес и откровений о Его тайнах; после всего этого Он снисходит до такого снисхождения, что хочет, чтобы Отцом называло Его грешное естество прах от земли, презренные люди, плоть и кровь. Без великой любви могло ли это произойти?
Кто же, видя и слыша подобные вещи, подвигнется к воспоминанию о собственных грехах, которые ввергнут его в сомнения такого рода: Простит ли мне Бог, если я прошу Его, те грехи, о которых я болезную и от воспоминания о которых мучаюсь, из-за которых, хотя я гнушаюсь ими, я падаю, но после того, как они случились, причиняемая ими боль бывает сильнее, чем даже жало скорпиона; и хотя я ненавижу их, я остаюсь посреди них, и хотя каюсь в них со страданием, снова жалостным образом возвращаюсь к ним.
Вот как, наверное, многие богобоязненные люди думают те, которые заботятся о добродетели, но бывают одолеваемы страстями, которые плачут о грехе, и однако по причине собственной неустойчивости постоянно падают: они все время живут между грехом и покаянием.

Нет греха непростительного, кроме греха нераскаянного.



Знай, что демонский помысл тот, который скажет: Куда убежишь? Покаяния не имеешь, прощения не получишь.

Печаль по Богу не ввергает человека в отчаяние, напротив того, утешает его, внушая ему: Не бойся, снова прибегни к Богу; Он благ и милосерд; Он знает, что человек немощен, и помогает ему. Печаль по Богу приносит радость и утверждает человека в воле Божией.

 Если ты сделал много зла, то не печалься об этом безмерно, но решись твердо в сердце твоем впредь не увлекаться.



Падающий сокрушается, и хотя бездерзновенен, однако с похвальным бесстыдством предстоит на молитве, как разбитый, на жезл надежды опираясь и отгоняя им пса отчаяния.

Сила любви в надежде; ибо надеждою ожидаем воздаяния любви.

Надежда есть упокоение в трудах, она дверь любви; она убивает отчаяние, она залог будущих благ.



Прощение грехов подаётся не по нашим заслугам, а по милости человеколюбивого Бога, всегда готового прощать, как только кто обратится к Нему с раскаянием. И делает недостойным прощения не великость и множество грехов, а одна нераскаянность. Как только вы сокрушились и раскаялись, прощение уже присуждается вам на небе, а в момент исповедания сие небесное решение объявляется вам.



Не скажи сам себе в унынии и расслаблении душевном: Я впал в тяжкие грехи; я стяжал долговременной греховной жизнью греховные навыки: они обратились от времени как бы в природные свойства, сделали для меня покаяние невозможным. Эти мрачные мысли внушает тебе враг твой, еще не примечаемый и не понимаемый тобой: он знает могущество покаяния, он боится, чтоб покаяние не исторгло тебя из его власти, и старается отвлечь тебя от покаяния, приписывая Божию всемогущему врачевству немощь.
Установитель покаяния Творец твой, создавший тебя из ничего. Тем легче Он может воссоздать тебя, претворить твое сердце: соделать сердце боголюбивое из сердца грехолюбивого, соделать сердце чистое, духовное, святое из сердца чувственного, плотского, злонамеренного, сладострастного.



Лишь только смирится человек, как тотчас же смирение поставляет его в преддверие Царства Небесного.

Праведных ведет в царствие апостол Петр, а грешных Сама Царица небесная.



Если помолишься от сердца о спасении, хотя и мало, спасешься.



Я сам человек грешный, но верую Господу, Который сказал: Аз приидох грешныя спасти (Ср.: Лк. 5, 32). А я грешник, стало быть, и меня спасет Господь. Вот страшно, кто грешит и не кается. А мы с тобой, сколько можем, стараемся покаяться. А потому не унывай.

Вот ты будешь приступать к Святым Таинам и должна произнести: Верую, Господи, и исповедую... яко Ты еси пришел грешники спасти, от них же первая есмь яз. Безумец подумает: пропал я, первый грешник, а христианин смиренно укорит себя и прославит милосердие Божие и любовь Его, и в мире сообщится со Христом, чего тебе от сердца желаю!



Не столько погубляет грех, сколько отчаяние. Согрешивший, если протрезвится, покаянием скоро исправляет свой поступок: а кто отчаивается и не кается, тот потому и остается без исправления, что не употребил врачевства покаяния.

Не говори мне: я погиб; что мне остается делать? Не говори мне: я согрешил; что мне делать? У тебя есть Врач, Который выше болезни. Если Он произвел тебя из небытия, то тем более может исправить тебя.

Господь, зная слабость нашей природы, когда мы, преткнувшись, впадаем в какой-нибудь грех, требует от нас только того, чтобы мы не отчаивались, но отстали от грехов и поспешили к исповеди. И если это мы сделаем, Он обещает нам скорое помилование, потому что Сам говорит: "разве, упав, не встают и, совратившись с дороги, не возвращаются? (Иер. 8, 4)".



Кто отчаивается в спасении, жизнь того проходит, как тень, исчезает, как быстрый поток, и увядает, как утренний цветок.



Но, как бы ни было сильно сокрушение, и тени не допускай нечаяния помилования. Помилование уже совсем готово, и рукописание всех грехов разодрано на кресте. Ожидается только раскаяние и сокрушение каждого, чтоб и ему присвоить силу крестного заглаждения грехов всего мира. С сим упованием пади ниц душою и телом и вопий: помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей, и не переставай вопить, пока не восчувствуешь себя виновным-милуемым, так чтоб вина и милование слились в одно чувство.

Сокрушение покаянное, которое только мучит и грызет сердце, никогда не восставляет души в благонадежное настроение, если не бывает соединяемо с твердым упованием на милосердие и благость Божию.



Отчаиваться значит самому у себя отнимать милость Божию, которую Господь каждую минуту готов подать.



Главное - это не человеческие грехи и немощи сами по себе; главное - и первое, и самое важное - то, что мы прежде всего - члены Церкви, члены Тела Христова, а потом уже - больные, немощные, бессильные, грешные, какие угодно. Главное - чтобы как и во всей духовной жизни, так и в покаянии, в центре его, на первом, главном месте был Он - а не какой-то там я со своею будто бы супергреховностью.
Покаяние предполагает не просто осознание греха, но именно греха пред Богом. И это очень важно. Все чувства, которые предлагает проходить нам покаянная практика: самоукорение, смирение, видение себя хуже всех, страх наказания и проч. - в истинном их смысле должны быть не просто человеческими чувствованиями, эмоциями, движениями души, сердца, ума, - но чувствами именно религиозными, причем положительно-религиозными. То есть они истинны и правильны только тогда, когда совершаются в Боге, пред Ним, в контексте Его и Церкви совместным действием нашей души и благодати Божией - со-творчеством, синергией, - но ни в коем случае не сами по себе. Я обращаю на это ваше особое внимание, ибо здесь корень всех религиозных ошибок. Самоукорение - это не убеждать себя: я урод и ничтожество. Смирение - это не комплекс вины и собственной неполноценности, говоря языком психологии. Покаяние - это не самоугрызение, вовсе нет. Повторю, это положительные религиозные чувства, то есть, они значат: есть Бог, Он - Любовь и Милость; Он - мой Спаситель, именно мой, всё добро и благо - всё Его. Моё - действительно, страсти и немощи; но несмотря на них, Он дал мне такой вот дар в Церкви - жить Им, Его добром, благом и совершенством; и я - член Тела Его, я и живу Им и не хочу жить собою, своими страстями. И ради именно этого, и только этого - жить Им, я делаю всё: и каюсь, и молюсь, и воздерживаюсь, и борюсь с грехом, и проч., и проч., что предписывает Церковь, - ради того, чтобы взыскать Христа, быть с Ним, чтобы Его благодатью восполнить свою немощь. А не ради того, чтобы просто констатировать ежечасно, что я - грешник, не для того, чтобы изъесть себя. Вот что происходит в покаянии.
И смирение - это чувство, что Бог как меня любит безмерно, так и всех других, и мы одинаковы пред Ним - одинаково немощны и больны, и я, может быть, больше других; но Он нас всех принимает, исцеляет, питает, поддерживает, утешает, вразумляет с великою любовью и милостью, как мать дитя; и перед Ним всё наше, даже и что-то доброе и хорошее - ничто, ноль, пыль и прах. Вот это смирение и самоукорение. И все эти покаянные чувства должны приносить в душу человека не уныние и отчаяние, не комплекс неполноценности, что всегда бывает, когда мы лишаем покаяние церковного контекста, а - в силу именно того, что это духовные движения души - благодать Св. Духа. Это не восторги, не розовая экзальтация, не кровяное разгорячение, - благодать Святого Духа свидетельствуется в душе тонким, мирным, радостным, смиренным, тихим, прохладным, истинно духовным чувством, дающим человеку мир, любовь и свободу - и как бы собирающим человека в нечто целое, в то, чем он должен быть по замыслу Божию.

[ « Что такое покаяние? ] [ Бог милосерден, простит и так » ]
Оцените: