ПРАВОСЛАВНОЕ ПАЛОМНИЧЕСТВО В НАЧАЛО О САЙТЕ ИСТОЧНИКИ ОТЗЫВЫ ССЫЛКИ ВЗЯТЬ БАННЕР

В нашем храме священник очень грешный

Всё, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте; по делам же их не поступайте, ибо они говорят, и не делают.

(Мф. 23, 3).



С берегу хорошо глядеть на гребцов.

Худой поп свенчает и хорошему не развенчать.

Не суди попа, на то черти есть.



Святые Тайны совершаются не по достоинству священнослужителей, а по милости и любви Божией благодати.



Пречистые Тайны не принимают скверны, если иерей и всех людей превзойдет порочностью. А если не веришь, то представь себе ворона, это нечистое, детоненавистное животное, и он-то питал небошественного небожителя Илию.



Душу священника обуревают волны, большие тех, какие бывают от ветров, возмущающих море.

Благодать действует и через недостойных служителей ради верных и их спасения, через ослицу и волхва говорил Бог...

Пусть жизнь священника будет самая порочная, но не потерпят вреда те, которые с верою приступают к таинствам Церковным.

Хотя священник нечестив, но Бог, видя, что ты из благоговения к Нему почитаешь недостойного чести, Сам воздаст тебе награду.

Пусть жизнь священника будет самая порочная: но, если ты внимателен к самому себе, то не потерпишь никакого вреда в том, что ему вверено от Бога. Если Господь заставил говорить ослицу и через волхва даровал духовные благословения; если, таким образом, и чрез бессловесные уста ослицы, и чрез нечистый язык Валаама Он действовал для неблагодарных иудеев: то тем более для вас, если вы будете признательны, Он сделает со своей стороны все, что нужно... здесь все устрояет Отец и Сын и Святой Дух, а священник только ссужает свой язык и простирает свою руку.

Кто презирает священника, тот дойдет и до оскорбления Бога.



Как не терпят вреда светлое золото, если покрыто оно грязью, а также и самый чистый бисер, если прикоснется к каким-нибудь нечистым и скверным вещам, так подобно сему и священство не делается оскверненным от человека, хотя бы приявший его и был недостоин.



Первое. Что плохо живет и не делает того, чему учит, ты за него не будешь отвечать пред Богом, и потому что тебе до того, что он худо живет? Он же за себя ответ даст и истязан будет.
Второе. Пастырь ту же немощь имеет, как и всякий человек, и потому не удивительно, что грешит, как человек; а тебе должно о нем молиться, чтобы исправлен был, что будет в общую пользу.
Третье. Если правильно учит, а неправедно живет, то ты смотри и делай то, чему учит, а жизни его не подражай. Так и Христос сказал о книжниках и фарисеях: На Моисеевом седалище сели книжники и фарисеи; итак, все, что они велят вам соблюдать, соблюдайте и делайте (Мф. 23, 2-3).
Четвертое. Часто бывает, что пастырь много клеветы, злословия, поношения, хулы напрасно терпит. Никто более не подлежит злословию и оклеветанию, как пастырь.



Овцы, не пасите пастырей и не выступайте из своих пределов, для вас довольно, если вы на добром пастбище.



Овца пастыря не судит, каков бы он ни был. Судить священника значит судить Самого Христа; как можно сего берегитесь!



Личные человеческие немощи не могут отнять благодати рукоположения. Во время совершения таинств священник является лишь орудием в руках Божиих. Все таинства невидимо совершает Сам Христос. Какой бы ни был батюшка грешный, даже если ему уготовано в огне геенском гореть, только через него мы можем получить разрешение от наших собственных грехов.



Даже если священник убьет человека, Таинства, совершаемые им, все равно будут действительными, до тех пор, пока его не запретят в священнослужении. Однако если священник находится в высоком духовном состоянии, то он настоящий священник и помогает другим больше.

Нам следовало бы иметь претензии только к нашему я, которое не решается горячо взяться за духовный подвиг и отсечь свои страсти, чтобы освободилась и взлетела на Небо наша душа.



Сами виноваты┘ Станьте исправными; тогда и священник тотчас переменится. Подумает: с этими нельзя кое-как исправлять дело священное; надо благоговейно служить и назидательные вести беседы. И исправится. Священники если бывают небрежны и скоры в служении, а в беседах пусторечивы, то большей частью применяясь к прихожанам┘
Затем молитесь всеусердно, чтоб Господь исправил священника. И Он исправит. Только молитесь как следует┘
Прибавил бы и еще одно, но оно таково, что исполнить его так, чтоб оно довело до цели весьма затруднительно. Разумею вот что! Можно вам, благомыслящим и почетным, прийти к священнику и просить его, чтоб изменил в образе своего действования то, что вас смущает и соблазняет. Сделать это ничего нет проще; но сделать так, чтоб это принесло плод, крайне затруднительно. Надобно, чтоб у вас и взор, и мина, и тон речи, а не только содержание, всё дышало самой искренней и горячей любовью. Тогда можно надеяться, что это доведет до цели.



Видел я хоть это и редко случается, что страстные, по некоторым обстоятельствам, начальствовали над бесстрастными и мало-помалу, устыдившись своих подчиненных, отсекли собственные страсти.



Когда вы указываете мне на недостатки, на дурные поступки священников, возмущающие вас, то это близко к обличению. Должно ли так поступать?
Не от себя отвечу я вам на этот вопрос. Скажу вам, как ответил на него Сам Господь и Бог наш Иисус Христос: Если же согрешит против тебя брат твой, пойди и обличи его между тобою и им одним; если послушает тебя, то приобрел ты брата твоего (Мф. 18, 15)
Он согрешает против вас, а Господь велит по отношению ко всякому, кто согрешил против вас, поступать так, как только что сказано. Он велит подойти к такому священнику, который своими делами смущает и возмущает вас, подойти не с раздражением, не с негодованием, а с кротостью, с любовью и смирением и сказать:
Батюшка, батюшка! Зачем смущать нас, зачем позволять себе такие действия, которые в наших глазах унижают твое достоинство? Батюшка, батюшка! Опомнись, исправься!

Весьма часто бывает и этому научил меня долгий опыт епископской деятельности и священства, что священника обвиняют незаслуженно. О, как это часто, как постоянно. О, если бы вы знали, как это часто!



Священник, о котором вы говорите, дурной человек; вы это знаете, и вас его плохая нравственность смущает при принятии таинств. Не смущайтесь; это смущение есть действие демонических начал. Я сказал └не смущайтесь... Я выразился не точно. Смущаетесь вы невольно. Трудно не смущаться при виде служителя алтаря Божия, который ведет себя неприлично. Преодолеть в себе это чувство вполне невозможно, да пожалуй что и не всегда нужно. В этой досаде кроется и доброе чувство ≈ уважения к его сану, к мистическому освящению его особы. (Просфора дурно испечена, но частица всё-таки из нее вынута). Досадовать можно (не злобствуя; а лишь скорбя); но не надо давать себе волю смущаться┘
Умственный суд Ваш справедлив; нельзя обманываться, он нехорошо ведёт себя; Вы судите без злорадства, Вы готовы простить ему это (Вы, положим, никогда не забываете правила: └Возлюби ближнего твоего, но возненавидь грехи его); вы только скорбите; пока это, всё ещё не беда. Но вот вдруг у Вас является мысль, что у него и Таинство совершиться не может. Вопрос о личной и переменчивой нравственности священника Вы совсем некстати вдруг переносите в область догматической, основной, не подлежащей изменению мистики. Это уже прилог. Эта мысль прилог. Оставьте её без внимания, отгоните ее как докучную муху, скажите себе: какой вздор. Боже, помоги моему маловерию. И муха отлетит. Сосложения не произошло.



Сайт Азбука веры: Церковь. Практика веры

[ « Кто такой христианин? ] [ Зачем мне храм? Можно и дома молиться » ]
Оцените: