ПРАВОСЛАВНОЕ ПАЛОМНИЧЕСТВО В НАЧАЛО О САЙТЕ ИСТОЧНИКИ ОТЗЫВЫ ССЫЛКИ ВЗЯТЬ БАННЕР

Что плохого в том, что я осуждаю плохие поступки?

Не судите, да не судимы будете... И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в твоем глазе не чувствуешь? Или как скажешь брату твоему: дай, я выну сучок из глаза твоего, а вот, в твоем глазе бревно? Лицемер! вынь прежде бревно из твоего глаза и тогда увидишь, как вынуть сучок из глаза брата твоего.

(Мф. 7, 1, 3-5).



Неизвинителен ты, всякий человек, судящий другого, ибо тем же судом, каким судишь другого, осуждаешь себя, потому что, судя другого, делаешь то же.

Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит он, или падает. И будет восставлен, ибо силен Бог восставить его.

(Рим. 2, 1; 14, 4).



Чужого на свой аршин не меряй!

Не ищи правды в других, коли ее в тебе нет.

Не смейся, горох, не лучше бобов; размокнешь, надуешься, лопнешь.

Над кем посмеешься, тот над тобою поплачет.



Ум, стяжавший духовную любовь, ничего такого не думает о ближнем, что не приличествует любви.



Безгрешному прилично судить грехи; но кто без греха, кроме одного Бога?

Кто всякий час готовится дать ответ о своих грехах, не скоро поднимет голову, чтобы рассматривать чужие преткновения.



Опасное, братие, искушение без нужды рассматривать недостатки и грехи других людей и прельщать себя мыслью, что мы не таковы, как они. Точно, это значит прельщать самих себя. Глумясь над пороками ближних, мы нарушаем заповедь любви к ближним, оскорбляем Бога, их милующего, оскверняем наш ум нечистыми представлениями, подвергаемся опасности быть порицателями невинных и даже будущих святых.

Надлежало бы боле трудности находить в том, чтобы судить людей, нежели в том, чтобы смотреть на них просто, как смотрят на колеблемые ветром дерева или на текущую реку; но, видно, и в том есть трудность, чтобы не судить. Что же делать? Надобно учиться постепенно, сперва осуждать себя за осуждение ближних, потом удерживаться от осуждения словом, когда мысль на то подвигнется, далее удерживать саму мысль. Кто довольно знает и судит себя, тому недосужно судить других.



Христиане сами должны употреблять все старание, но вовсе никого не осуждать, ни явную блудницу, ни грешников или людей бесчинных, взирать же на всех с простодушным произволением... Увидишь ли одноокого не осуждай его в сердце своем, но смотри на него, как на здорового; смотри на имеющего сухую руку, как на не сухорукого, на хромого как на ходящего прямо и на расслабленного как на здорового. Ибо в том состоит чистота сердца, чтобы, видя грешников или немощных, иметь к ним сострадание и быть милосердным. И святым Господним случается сидеть на позорище мира и смотреть на его обольщения, но по внутреннему человеку беседуют они с Богом, тогда как по внешнему человеку представляются взорам смотрящими на то, что происходит в мире.



Как мертвец не ест, так и смиренный не может осудить человека, хотя бы даже видел его поклоняющимся кумирам.

Авва Лонгин из Отечника.



Осуждая, не терпя других, ты не позволяешь Владыке быть снисходительным и к твоим грехам.

Осуждая ближнего, ты сделал худшим и того, кто тебя слышал. Если это грешник, то делается беспечным, нашедши себе сообщника в грехе, а если праведник, то впадает в гордость и надмевается из-за чужого греха, получая повод высоко думать о себе.



Ни о ком не мысли зла в сердце твоем. Не презирай того, кто поступает худо. Не входи в общество с человеком, вредящим своему ближнему, и не радуйся с тем, который делает зло другому. Не укоряй никого, но говори: Бог знает каждого.



Не порицай никого из смертных, чтобы молитвы твои не соделались мерзостными пред Богом.



Когда мы покроем согрешение брата своего и Бог покроет наши согрешения; а когда мы обнаружим грех брата, и Бог объявит наши грехи.



Часто случается, что хотя действительно кто-нибудь согрешил, но уже покаялся, а кающемуся Бог прощает, и для того страшно человеку осуждать того, кого Бог прощает и оправдывает.

Праведнику судить и осуждать никого не должно, тем более грешнику грешника. И судить людей единого Христа дело, Ему от Небесного Отца суд предан, и будет судить живых и мертвых, суду Которого и сам ты предстанешь. Берегись же сан Христов себе похищать, что весьма тяжко, и подобных тебе людей судить, дабы не явиться с этим премерзким грехом на Суде Страшном и праведно на вечную казнь не осудиться.
Обрати же твои очи и ум на себя самого, и рассматривай себя, и обличай себя, и обвиняй себя пред Богом за грехи твои, что требует дело покаяния, обличай и обвиняй себя пред Богом, и проси от Него милости, как мытарь, дабы Им оправданным быть.

Когда в каком грехе не находишься, то, может быть, уже был: когда не был, то можешь быть, можешь еще более согрешить, нежели ближний твой, которого судишь за грех.



Кто судит ближнего, порицает брата, уничижает его в сердце, обличает его с гневом, говорит о нем худо при других, тот устраняет из себя милость и прочие честные добродетели, которыми обиловали святые.

Малодушие и порицание ближнего смущают мысль и не допускают ей видеть свет Божий.

Кто презирает нерадивых, тот разрушает в себе покаяние.



Осуждение всегда бывает ошибочно, ибо мы не знаем причин согрешающего, что его побудило это сделать, мы видим только грех ближнего, а покаяния его не видим.


За какие грехи осудим ближнего, телесные или душевные, в те впадем сами; и иначе не бывает.

Судить значит бесстыдно похищать сан Божий; а осуждать значит погублять свою душу.


Не думай о ком-либо плохо и не смотри ни на кого как на дурного: в другое время по-другому увидишь ты его - того, кто сейчас кажется тебе дурным.


Всегда помните закон духовной жизни: если смутишься какими-либо недостатками другого человека и осудишь его впоследствии тебя постигнет та же участь и ты будешь страдать этим же недостатком.



Чего хотим мы от чужой тяготы? Есть у нас, о чем заботиться, братья! Каждый да внимает себе и своим грехам. Одному Богу принадлежит власть оправдывать и осуждать, поскольку Он знает и душевное устроение каждого и силу, и образ воспитания, и дарования, и телосложение, и способности; и сообразно с этим судит каждого, как Он сам Один знает.

Не должны ли мы трепетать, слыша, что случилось с одним великим старцем, который, узнав о некоем брате, что он впал в блуд, сказал: "о, худо он сделал!" Или вы не знаете, какое ужасное событие повествуется о нем в Отечнике? Святой ангел принес к нему душу согрешившего и сказал ему: "посмотри, тот, кого ты осудил, умер; куда же повелишь ты поместить его, в царство или муку?" Есть ли что страшнее сей тяготы?

Нет ничего хуже осуждения, презрения или уничижения ближнего.

Авва Дорофей (VI век).



Не осуди падшего в любодеяние, если ты чист, потому что осуждая его, ты, подобно ему, преступаешь закон. Сказавший не прелюбодействуй сказал также: не осуждай.

Неизвестный старец, из Отечника.



Особенно не смотри злонамеренно на грехи старших тебя, до коих тебе нет дела, каждый своему Господеви стоит или падает (Рим. 14, 4); ты же свои грехи, свое сердце исправляй.



Господь взирает не на наружные наши действия, а на намерения наши, почему так или иначе поступаем, и если намерение - благое... то и можно быть покойным.
Потому и других не должно судить ни в каком случае: мы видим только внешние поступки; а сокровенные побуждения и намерения, по которым эти поступки будут судиться, ведомы Единому Сердцеведцу Богу.



Преподобный Пафнутий, однажды, путешествуя по пустыне, ввиду тумана сбился с дороги и вышел к одному селению, где увидел людей, бесстыдно разговаривающих между собою. И преподобный не осудил их, а, остановившись, стал молиться о своих грехах. Вдруг предстал пред ним Ангел с обнаженным мечом и говорит: Пафнутий, все, кто осуждают других, погибнут от этого меча. Но ты не осудил, ты смирился перед Богом и стал молиться о своих грехах. Поэтому твое имя вписано в книгу жизни. И так все благочестивые люди, боясь этого греха, всегда трепетали и не смели кого-то осуждать. Один старец всегда, когда слышал о чьих-то неисправностях, тяжко вздыхал и говорил: Да, как сегодня этот брат согрешил, так я завтра согрешу.
И еще я вам напомню повествование об одном иноке, который проводил жизнь нерадивую. Не радел о своем спасении, о молитве, о посте. Словом, жил невнимательно. И вот когда он стал умирать, его окружила братия. И все были поражены: он умирал смертью праведника, он не трепетал перед смертью. Наоборот, он благодарил Бога и улыбался. Братия, зная, что он проводил такую нерадивую, такую рассеянную жизнь, обратились к нему: Укрепись силой Христовой, поднимись и скажи нам, почему ты умираешь так легко?. И он действительно, маленько приподнявшись, говорит: Да, братья, действительно, я жил нерадиво, небрежно жил. И вот только что Ангел представил предо мною все мои грехи. Я ожидал строгого наказания, возмездия. Но Ангел сказал: Поскольку ты никого не осуждал и был незлобив, то и ты не будешь осужден. И поэтому я отхожу, умираю такой легкою смертию.

Осуждая ближних, мы тем самым показываем, что в нашем сердце нет ни любви, ни милосердия христианского ни к согрешающим, ни к добродетельным людям, а есть по отношению к ним только одно худое, недоброе чувство. Своими злыми речами, насмешками, мы черним честь ближнего, который может быть достойнее нас перед Богом, а это - великий грех.

Может быть, человек, который согрешил, в тиши своего уединения перед Богом оплакал свои грехи, осудил себя. И пред Господом он уже стоит более оправданным, нежели те хулители, которые его судят, подобно тому, как мытарь вышел из храма более оправданным, нежели осуждавший его фарисей. И потому фарисейский суд злоречивых людей всегда неправедный, всегда преступный, всегда самозванный и осудительный.

Всё, что он имеет: телесное здоровье, красоту, богатство, душевные способности и знания - всё это не нами дано. Он это получил от милосердного Бога, Который один только и вправе требовать у человека отчета в употреблении дарованных ему талантов. Употребляет он таланты эти на пользу себе и ближним или злоупотребляет ими - за все человек подотчетен одному Господу. Мы же, по ограниченности своих способностей, не можем справедливо оценивать и судить поступки наших ближних. В большинстве случаев мы судим человека только по его внешним действиям и признакам, не входя в его внутреннее душевное состояние. Кто из человеков знает, что в человеке, кроме духа человеческого, живущего в нем?.. (1 Кор. 2, 11), - вопрошает апостол Павел. Судя о поступках ближних, мы можем легко ошибаться в своих суждениях. Быть может, в то время, когда мы осуждаем ближнего, он в слезах и сокрушении сердца раскаялся перед Богом и испросил у Него прощения. А мы ставим свой суд выше суда Господня.

Что бы сделали мы с апостолом Петром, если бы увидели его в те мгновения, когда он трижды отрекся от Христа? И с апостолом Павлом, когда он был лютым гонителем христиан? Как бы мы поступили с преподобной Марией Египетской или с преподобномученицей Евдокией, если бы увидели их в то время, когда они совершали худые дела? Пожалуй, мы бы строго их осудили. Но их искреннее, истинное покаяние и праведные деяния исходатайствовали им у Господа прощение, и наслаждаются они ныне в чертогах Царя Небесного. А наши ближние, соседи, знакомые, коих мы осуждаем, - разве не могут они стать добродетельными и праведными?



В жизни, в том числе и семейной, людей примерно можно разделить на две категории. Одна категория подобна мухе. Муха имеет следующую особенность: всегда садиться на все грязное, пролетая мимо благоухающих цветов. Так вот, категория людей, похожих на мух, научилась думать и искать только злое, не зная и не ища никогда добра. Другая категория людей похожа на пчелу. Особенность пчелы находить красивое и сладкое, минуя нечистое. Такие люди имеют добрые помыслы, видят хорошее и думают только о хорошем. Я всем, кто привык обвинять других, в том числе и супругов, предлагаю выбрать, в какой категории они хотят находиться.

Не находишь оправдания другим, но находишь себе самой? Тогда пройдет совсем немного времени, и Христос не найдет оправдания для тебя.

Если человек держит в себе пусть даже и немного левый, то есть злой, помысл о ком-то, то какой бы подвиг он ни совершал посты, бдение или что-то еще, все пойдет насмарку. Чем поможет ему аскеза, если он не борется против злых помыслов, но принимает их? Почему он не хочет сначала очистить сосуд от грязного масляного отстоя, пригодного лишь на мыло, и только потом вливать в него чистое масло?



Читайте в Отечнике: приходит ученик к старцу и говорит: Что это у нас делается? Тот вон что делает, а этот ≈ вот что. И пошел честить. Старец говорит ему: Что ж ты смотришь? Возьми палку и дуй их всех. Ученик ответил: Как же можно. Разве я начальник? Тогда старец прибавил: Когда ты не начальник, то какое тебе дело, как кто живет и что делает? Сиди в келье и оплакивай свои грехи.

[ « Какова истинная любовь? ] [ Отчего мы осуждаем других? » ]
Оцените: